Найти знакомую симферополь любовь дмитриевна

Как найти человека по имени и фамилии?

Российские сериалы с возможностью сортировки по названию, году, рейтингу и количеству оценок. Найти человека. в Одноклассниках. Группа Поиск Людей в Мы поможем найти человека по фамилии и имени, а также городу проживания совершенно. Я - Ермакова Таисия (Ася) Дмитриевна В семье был брат Пётр Андреевич г. р. и сестра, Любовь Андреевна «Помогите, пожалуйста, найти нашего сына и брата, Вакаренко Андрея г. р. «По просьбе моей знакомой Заика Галины Александровны размещаю это объявление.

По возвращению в Таврическую губернию назначен иеродиаконом. Эта должность позволяла монаху не только выполнять обязанности диакона, но отчасти и священника. Наделенный таким правом. Антоний служил искренне и верно и вскоре полюбился прихожанам своими добронравием и трудолюбием.

Долгие годы служил он в Кизилташском монастыре Судаквплоть до его закрытия в г. В труднейших условиях гонения продолжал служить Богу в Воскреснен- ской церкви Ливадийская слободка Южный берег Крыма. Но и она была закрыта. Для истинного христианина нет такого места, где бы он был далеко от Спасителя, и нет времени, когда бы нельзя было творить богоугодные дела.

Почти 10 лет он отдал прихожанам Плещеевской Кладбищенской церкви. Настоятель этой церкви Савчинский видел в нем своего помощника и опору. Именно по его благословению. После закрытия в августе г. В конце октября г. В Плещеевскую кладбищенскую церковь продолжали идти верующие, утратившие жизненную опору, желавшие услышать из уст священнослужителей ответы на больные вопросы: Что будет с Церковью — Телом Христовым? В первых числах ноября г. Среди арестованных — священнослужители.

В обвинительном заключении, извлеченном из материалов архивно-следственного дела, сказано: Сав- чинским Плещеевская церковь.

Симферополь | Юз Алешковский: Кыш и я в Крыму - БезФормата - Новости

Автономная Республика Крым наставника церкви Савчинского и. Под видом обсуждения якобы церковных дел вели контрреволюционные разговоры, направленные на дискредитацию политики ВКП бсоветского правительства, предсказывали скорое падение коммунистов Уже 2 декабря г. Чрезвычайной тройкой НКВД все были осуждены к высшей мере наказания. Но на этом дело не заканчивается. В основной части обвинения называлось имя диакона Плещеевской церкви отца Антония А.

Коржакоторый на момент арестов в Ялте отсутствовал. В момент арестов А. Корж был в отъезде предположительно, в Геническе, у знакомого монаха. Об аресте священнослужителей не знал и не предполагал. Вернулся 9 декабря и в тот же день был арестован у себя дома г. Жил он одиноко исполняя обет безбрачия.

Единственной понятой в протоколе ареста значится Орфани- да Параскева Дмитриева. При обыске ничего из ценностей не обнаружено. Изъяты лишь паспорт и удостоверение личности. Следствие по Делу Коржа вел один и тот же человек: Из-за нехватки оперативников, с целью ускорения делопроизводства, поставленного на поток, помогал Жиглову допрашивать и организовывать очные ставки сотрудник запаса УТБ НКВД Реформатский.

Сноровка одного дополнялась бюрократически- казуистскими способностями другого. С момента ареста начинается тидневное восхождение священнослужителя к смерти во имя Христа и православной Церкви. Само следствие длилось неделю декабря. На все вопросы о своей причастности к деятельности церковной контрреволюционной организации отвечал отрицательно в достойной и сдержанной форме.

Однако намеченный сценарий набирал силу. В ход пошли прямые угрозы и методы физического воздействия. Главное заключалось в том, чтобы собрать как можно больше признательских и свидетельских материалов. Это — типовой набор, необходимый для высшей меры наказания.

В протокольной записке по завершению следствия от Антоний — второй после настоятеля церкви Савчинского руководитель арестованной контрреволюционной группы церковнослужителей. Заметим, что в архивно-следственном деле использованы 11 из 12 копий показаний осужденных извлечения.

Любопытен и еще один факт: Герасименко, проживающий в г. Работал полотером в санатории-комбинате. За своё место держался, жена работала там. Читая его письменные показания, нагло брошенные в лицо диакона, гнусные и нелепые обвинения на очной ставке Собрал вокруг себя попов, бродячих монахов, кулаков и другие антисоветские элементы Биографические очерки 9 полком Сокрушался, что до сих пор не убит Сталин Имел при себе ключи от церкви Этого уже хватало с лихвой. Следствие завершалось, обрастая новыми немыслимыми обвинениями: Иеродиакон на последнем допросе признал свое участие в церковной организации и походе в горисполком.

Руководство контрреволюционной группой не признал. Есть еще немаловажный момент в этой трагической истории. Антонию невыносимую душевную боль. Трофимова, который согласился стать председателем двадцатки, но вскоре написал заявление об освобождении его от этой обязанности. Возникает вопрос, почему именно он единственный из осужденных оказался в качестве свидетеля на очной ставке с Коржем, тогда как другие явиться не могли?

Быть может, ценой предательства он получил право на жизнь? Или его использовали как последнюю жертву, добив позже других?

  • Юз Алешковский: Кыш и я в Крыму
  • Поиск людей. Найти человека.
  • Объявления «Меня кто-то ищет?» в Симферополе

Подробности не суждено узнать, так как это выходит за рамки нашего архивного материала. Трофимов обвинил Коржа в активной антисоветской деятельности. Он диакон втянул его в группу и вообще — явно несоветский элемент.

В качестве убийственного аргумента извлек типичную атеистическую заготовленную в НКВД тираду: Никого не оговорив в процессе следствия, А. А ведь были приятелями Резолюция прокурора на обвинительном заключении гласит: Приговор приведен в исполнение О чем он думал, готовясь через молитвы к исходу земной жизни, как принял смертный час?

Ясно одно — с мыслью о Боге, Церкви и Вечности. Точное место захоронения Антона Коржа неизвестно. По воспоминаниям его правнучки, предположительно, его предали земле в г. Ялта, но проверить достоверность этих свидетельств не удалось. Корж 29 мая г. Преподобный мученик иеродиакон Антоний Корж канонизирован Священным Синодом украинской Православной Церкви и значится местночтимым святым Крымской епархии.

Обозначена дата его Памяти — 2 декабря. Антоний канонизирован Архиерейским Собором русской Православной Церкви. Сегодня, когда в гонениях на Церковь поставлена безвозвратная точка, когда прихожане свободно и открыто получают животворную силу Слова Божьего, несущее Мир, Любовь, утешение и Надежду каждому, не следует забывать тех мучеников, исповедников Творца, на крови которых идет Возрождение религии.

Местные партийные и советские органы быстро отреагировали на принятые решения. Уже 30 января г. В принятом документе подчеркивалось, что карательная политика в отношении кулачества должна быть поставлена с учетом обязательного применения репрессий экономического характера, а именно: В связи с проводимыми мероприятиями судебным органам предполагалось обеспечить в максимально короткий срок прохождение всех указанных дел.

Дополнительно было указано на необходимость срочного перераспределения работников судебно-административных органов с целью максимального укрепления низовых сельских аппаратов, устраняя из этих последних всего того, что не сможет обеспечить правильного и своевременного претворения в жизнь директив партии.

Было предусмотрено и усиление репрессий в отношении должностных лиц, допускающих послабление в деле проведения мероприятий по ликвидации кулачества как класса. По всем случаям искривления классовой линии лица снимались с работы и предавались суду [2]. В дело ликвидации кулачества на селе были привлечены и органы ГПУ В августе г. Она касалась недавних событий, произошедших в деревне Сент Эли [4].

А произошло в деревне Сент Эли, где по переписи г. В назначенное время принудиловцы, в большинстве своем бедняки и середняки, вместе со своими семьями пришли в сельсовет, где им представители власти заявили, что они направляются в Феодосию, а оттуда в Симферопольский район.

Вместе с принудиловцами в сельсовет пришла большая группа женщин и порядка двадцати мужчин. Недовольные жены и родственники выселяемых подбежали к столу председателя сельсовета Якова Ивановича Рака и стали кричать: Возмущенные женщины напали на председателя сельсовета. Уполномоченный РИК Сахно, находившийся в деревне, в спешном порядке выехал на велосипеде в Феодосию и сообщил о случившемся в райком партии.

Увидев прибывших представителей власти, разъяренная толпа женщин стала кричать: Представители местной власти были вынуждены пойти на уступки. После проверки состава трудоспособности, предполагаемые к выселению лица были оставлены в деревне. Однако принятые решения оказались запоздалыми и не вызвали доверия крестьян.

Слухи о случившемся быстро распространились по близлежащим деревням. После отъезда ответственных работников в деревню Сеит Эли в качестве поддержки из соседних деревень пришли группы женщин. При этом они выкрикивали: Через некоторое время собравшиеся лица пошли в сельсовет, где написали заявление в РИК с требованием о возвращении злаков. Одновременно они заставили председателя сельсовета Я. Рака подписать составленный ими документ. Крестьянка деревни Сеит Эли Аксинья Матышева, брат которой находился на принудительных работах, во время выступления стояла впереди толпы и, показывая на председателя сельсовета Якова Ивановича и его секретаря Ивана Николаевича Ломанова, кричала: А дочь бывшего помещика Мария Денисенко угрожала председателю сельсовета убийством.

Помимо этого, ходила по хатам и призывала организовываться и быть дружнее, если приедут сотрудники ГПУ Инициаторами крестьянского недовольства, по мнению чекистов Феодосийского РО, были Петр Яковлевич Свидлов, ранее раскулаченный, и его супруга. Накануне выселения, имущество Петра было конфисковано и передано в колхоз. На основании изложенных в ликвидационной записке фактов, на Петра Яковлевича Свидлова, Аксинью Матышеву и Марию Денисенко было заведено следственное дело, в соответствии с которым было принято решение об изъятии как социально опасный элемент инициаторов крестьянского недовольства из деревни.

Для выполнения принятого решения в деревню на автомобилях прибыла вооруженная группа сотрудников ГПУ При аресте Аксинья Матышева оказала сопротивление и просила группу крестьян, находившихся поблизости во время ареста, оказать ей помощь.

А когда чекисты силой посадили её в автомобиль, она крикнула вслед председателю сельсовета: Арестованные лица были доставлены и помещены под стражу в феодосийский исправдом. Одним из первых 16 августа г. Справка орготдела РИК, подписанная заведующим отделом Каймакановым и делопроизводителем Лифицем и предоставленная органам ГПУ, засвидетельствовала, что до революции семья Свидловых имела десятин земли и использовала наемный труд, а в период НЭПа Петр имел до 15 сезонных рабочих.

Как обычно, в соответствии с действующими правилами, допрашиваемое лицо предупреждалось о строгой ответственности за дачу ложных показаний. Протокол допроса отражал обычную рутинную работу следователя, а именно указание фамилии, возраста, семейного положения, национальности, место рождения, местожительство, занимаемой должности на момент ареста, образования, социального положения арестованного. Особое внимание уделялось графам, где отмечалось, чем занимался подследственный до г, до Февральской и после Октябрьской революций, а также до ареста.

Биография Петра, как и многих крестьян той эпохи, была короткой и умещалась на одном листе бумаги. За плечами была сельская школа и нелегкая крестьянская доля.

В се- 12 Реабилитированные историей. Петр, как и его братья, вместе с отцом с детства пахал землю. А когда подрос, в поисках лучшей доли нанялся работать виноделом и садоводом за 15 рублей в месяц в имение известного крымского землевладельца Стамболи, находившееся в деревне Асан- бая Симферопольского уезда.

С началом первой мировой войны пошел защищать Отечество. Воевал на Австрийском фронте. Петр попал в плен и был направлен в один из лагерей, находившийся на территории Австрии. По окончанию войны в г. В годы гражданской войны служил у белых, затем у красных.

Гражданская война унесла двух братьев Петра. С установлением советской власти работает секретарем Се- итэлинского ревкома. Пройдя курсы в училище деревни Асанбай, выдвигается председателем сельскохозяйственного кооператива в деревне Сент Эли.

В это же время вся семья Свидловых перебирается к Петру. В годы НЭПа в г. Хозяйство Свидловых росло и богатело. Однако новый политический курс партии изменил в одночасье все крестьянские планы и мечты.

Петр, как кулак, лишается права голоса, то есть подпадает в категорию лишенцев со всеми вытекающими последствиями. Накануне коллективизации в гг. Общий налог с хозяйства в пользу государства составлял 77 рублей 91 копейка в год. В июле по ходатайству членов общества правдами и неправдами ему удалось вернуться домой.

Новопокровка Феодосийского уезда, русская, 30 лет, малограмотная, из середняков, замужем, жительница деревни Сеит Эли Аксинья Осиповна Матышева.

В ходе допроса Аксинья засвидетельствовала, что когда мужчин деревни в количестве 15 человек хотели отправить на принудительные работы, женщины стали кричать: Аксинья, подумав, что и её мужа могут забрать, присоединилась к женщинам. Когда они подошли к председателю сельского совета Якову Ивановичу, в ответ он стал кричать, чтобы они убирались вон.

Дочь помещика, указанная сотрудниками ГПУ в ликвидационной записке и в ордере на арест как Мария Денисенко, в жизни оказалась Дарьей Ивановной Денисовой, г. Из справки, выданной Сеит Элинским сельсоветом, видно, что Дарья Ивановна Денисова девичья фамилия Кравченко из семьи кулаков, в г.

На допросе Дарья показала, что в разгар уборочной страды женщины были против отправки мужчин на принудительные работы. В ходе следствия от многих конкретных вопросов уполномоченного Труузе Дарья уходила, расплывчато заявляя: Повествуя о произошедших событиях, сказала, что все женщины пошли в колхоз, чтобы забрать конфискованную корову и скотину Петра Яковлевича Свидлова.

Когда корову и поросят привезли, супруга Петра упала в обморок, а сам Петр, плача, сказал, что не нужно было этого делать. В ходе проведения следствия в отношении всех троих задержанных 18 августа г. Арест Петра, Аксиньи и Дарьи не успокоил крестьян. Наоборот, он привел к новому витку недовольства и противостояния между крестьянством и властями.

Одновременно 13 о случившемся в Сеит Эли жителей других деревень оповестил супруг Матрены Максим Григорьев. В тот же день у кооператива вновь собралась большая группа крестьян и приняла решение направить своих представителей в город. К председателю сельсовета Якову Ивановичу подошла Матрена Терентьевна Григорьева и, взяв его за грудки, закричала: Затем женщины, по предложению Матрены, решили ехать в город. По дороге в Феодосию женщин на велосипеде догнал Яков Иванович. Через три часа к зданию ГПУ в Феодосии подошла большая группа женщин, приблизительно около 60 человек, с требованием возвращения арестованных.

Председатель сельсовета Яков Иванович настаивал перед начальником РО ГПУ об освобождении и возвращении арестованных в деревню, в связи с чем был также арестован. Получив отрицательный ответ и оставшись недовольными, женщины были вынуждены вернуться домой.

События в деревне привели к расколу среди крестьян. На следующий день в лавке на вопрос колхозника-бедняка Петра Чернявского: Не успокоившись, в поисках правды и справедливости жители деревни решили написать заявление в рабоче-крестьянскую инспекцию Ссит-Элинского земельного общества. Как удалось установить следствию, заявление в РКИ писал родственник счетовода Климанова, проживавший в деревне Арпачик. В заявлении крестьяне объясняют сложившееся противостояние и задаются вопросом: Для отвода глаз актив поделился с некоторыми членами колхоза.

Однако лучшие вещи достались активу. Одновременно крестьяне требовали провести расследование на месте: Заявление подписали более 80 человек взрослого населения деревни. Но органы ГПУ в ходе проведения расследования посчитали нужным арестовать еще двух жителей деревни. К сожалению, в деле нет ордеров, указывающих дату ареста. Протоколы допросов 19 августа подследственной Матрены Терентьевны Григорьевой, 29 лет, русской, середнячки, домохозяйки, неграмотной, уроженки деревни Николаевка Феодосийского уезда, а также свидетелей из деревни Сеит Эли Сары Егоровны Гудыменко, Марии Леонтьевны Литвиненко показали примерно ту же самую картину произошедшего.

Все они видели, что женщины кричали, ругались. На допросах женщины отвечали единообразно: Но признали наличие разорванной рубашки и то, что они, Иван Николаевич Ломанов и уполномоченный по хлебозаготовкам Сахно, убегали от озлобленной толпы. Автономная Республика Крым Непосредственно на втором допросе 29 августа Матрена Терентьевна показала, что кричала, как и все женщины, возмущалась, что высылают мужчин. Признала и то, что собирала подписи под заявлением в РКП и была с женщинами, выехавшими в Феодосию.

Владимир Яковлевич Свидлов, 40 лет, русский, уроженец деревни Кокей, малограмотный был допрошен 31 августа. Для выяснения полной картины сеитэлинских событий в качестве свидетелей были привлечены представители советской власти и члены партии в деревни. На допросе 28 августа г. Яков Иванович Рак, 30 лет, женат, русский, уроженец Септ Эли, с низшим образованием, из бедняков, член партии, колхозник, ранее не судим, показал, что в конце июля явился уполномоченный бюро по принудительным работам и предложил, как председателю сельсовета, выслать из деревни лиц, не выполнивших план хлебозаготовок в г.

По повесткам Яков Иванович вызвал предполагаемых к выселению лиц в сельсовет. Через 15 минут появилась группа женщин и мужчин. Матрена Терентьевна и Дарья Ивановна, задав вопрос: Более того, в руках у Матрены появилась доска, которой она якобы хотела ударить Якова Ивановича, но он успел её вырвать. А одна из них — Евдокия Еремченко набросилась с вилами.

Через некоторое время женщины опять собрались у сельсовета. Толпой руководила Дарья Ивановна Денисова. После того как люди разошлись, в тот же день, перед приездом работников района, одна из женщин выехала в соседнюю деревню Нижняя Покровка и стала призывать сельчан на помощь. На допросе Яков Иванович Рак все время делал упор, что толпа женщин и мужчин, собравшая у сельсовета была якобы пьяна. В действительности в тот день крестьяне закончили арман — обмолот собранного урожая — и по этому случаю в доме Владимира Свидлова немного выпили.

Он заявил следователям, что с него в тот злополучный день сорвали рубашку и нанесли несколько ударов по голове кулаками. Владимир Яковлевич Свидлов, участвовавший в избиении, кричал ему, чтобы он убегал, так как его могли основательно избить. И хотя Иван Николаевич Ломанов заявил на следствии, что он остался на месте и продолжал убеждать женщин и то, что он и прибывшие представители района вели разъяснительную работу до самого вечера, по показаниям других свидетелей, он был вынужден бежать из деревни.

Примерно такие же показания 28 августа дал Владимир Иванович Власов, 30 лет, секретарь сельсовета, уроженец Курской губернии, с низшим образованием, из рабочих, беспартийный. В частности, показал, что он сообщил Сахно и Погребельному о приближении толпы и желании избить Якова Ивановича.

Когда Иван Ломанов стал успокаивать толпу, а Владимир Иванович, Сахно и Погребельный решили освободить принудиловцев, председатель сельсовета Яков Иванович скрылся. Разъяренная группа крестьян во дворе сельсовета набросилась на Ивана Ломанова, Сахно и Погребельного и стали наносить побои.

Все они были вынуждены спасаться бегством от бунтарей. В 2 часа дня женщины пошли в колхоз. Рязанова и забрали ранее конфискованную корову и скотину Петра Яковлевича Свидлова. При этом, гоня скотину по деревне к дому Петра с целью возвращения в хозяйство, кричали: Меньше месяца потребовалось органам ГПУ восстановить картину произошедшего. Сеит Эли, было принято решение об окончании предварительного следствия, о чем было объявлено под расписку Петру Яковлевичу Свидлову, Аксинье Матышевой и Дарье Денисовой.

В результате проведенного расследования органам ГПУ удалось установить, что в августе 13 крестьян деревни Сеит Эли, как ранее осужденные за невыполнение поставок госу- Раздел 1. По повесткам все принудиловцы прибыли в установленное время в сельский совет. За ними пришли и несколько женщин. В это время по деревне Дарья Ивановна Денисова кричала: Женщины выходили и направлялись к сельсовету. Одновременно Владимир Свидлов настраивал женщин словами: Угомонить собравшихся крестьян представителям власти не удалось.

Одновременно часть женщин, в поисках скрывшегося с места секретаря сельсовета, ходила по деревне и проверяла хаты. Затем, окружив Ивана Николаевича Ломанова, стали бить по голове, щипать бока, в результате чего разорвали рубашку. А за Погребельным стал гоняться крестьянин Арсененко. Под руководством Дарьи, Матрены и Аксиньи и под радостные крики толпы весь скот был водворен во двор Свидловых. При этом толпа кричала: А кулацкое имущество возьмем себе на сохранение.

Петр, увидев, что женщины пригнали во двор корову и поросят, как в воду глядел, заплакав, сказал: Не успокоил крестьян и приезд ответственных работников. Люди ходили по хатам и призывали крестьян к отпору. В качестве превентивной меры разъяренная толпа набросилась на По гребельного.

Решением заседания тройки ОГПУ 22 сентября г. Петр Яковлевич Свидлов по статье был приговорен к высшей мере социальной защиты — расстрелу [9]. В вину ему вменялось то, что он с помощью супруги сыграл на психологии женщин, вызвав опасные противоречия в деревне, в результате чего последние терроризировали представителей власти. Более того, семья Свидловых сыграла главную роль в выступлении женщин, благодаря которым кулацкий актив подпевал создал тяжелое и опасное взаимоотношения между колхозниками и единоличниками [10].

Яков Иванович Рак, как явствует обвинительное заключение, также был арестован и осужден на 1 год. Через десятилетия, репрессированные лица: По отбытии наказания до г. Источники и литература 1. Ныне село Журавки Кировского района. После судебной расправы трое обвиняемых были приговорены к расстрелу, остальные три человека — к длительным срокам лишения свободы. В полной мере испытали это на себе и близкие Льва Скрипченко.

Его жена — Феодосия Максимовна — была арестована 7 июля г, а на следующий день — летняя дочь Лидия. Еще спустя десять дней сыновья — летний Анатолий и летний Борис — сданы для содержания в детский дом УВД по Крымской области.

В их квартиру по ул. Собственно сам факт ареста мужей уже стал крахом привычного образа жизни для жен и детей, жертв новой волны сталинских репрессий. До ареста мужа Феодосия Максимовна, как и большинство жен партноменклатуры, не работала: Скрипченко ей пришлось идти на работу. Феодосия Максимовна устроилась вышивальщицей артели имени Розы Люксембург. Осознание опасности нависшей над оставшимися на воле привело дочь Л. Скрипченко — Лидию к решению уехать из Симферополя. Она переезжает в Черноречье Балаклавского района, работая там фельдшером-акушеркой, и в связи с дефицитом специалистов — заведующей медпунктом.

Но от ареста это ее не спасло. Гнетущая атмосфера окружила семью Скрипченко: Можно только догадываться, в какой обстановке прожили эти люди почти два года с момента ареста Льва Михайловича. Чего добивались следователи от этих двух женщин?

Вот характерные фрагменты из протоколов допросов. За что арестовали Вашего мужа? К моменту ареста он был уже не зам. Разве Вам ничего не известно о его преступной работе? О преступной работе мужа мне ничего не известно. Это я говорю правду [1]. Каким репрессиям подвергались Вы и Ваши родственники? В декабре г. Другие родственники не подвергались репрессиям. Расскажите о преступной работе Вашего мужа. Какую преступную работу он проводил, я не знаю.

Он со мной об этом не делился. Автономная Республика Крым мой муж Скрипченко Лев Михайлович часто приходил из Обкома ВКП б в подавленном состоянии, и когда я у него спрашивала, почему он расстроен, то он отвечал, что не поладил с секретарем Обкома Соловьевым по вопросу публикации статей в газете.

При этом он говорил: Что имел ввиду муж — я не знаю. Муж рассказывал содержание этих статей, из-за которых имел неприятности, но я их не помню. Незадолго до ареста он поместил в газету статью ялтинского корреспондента о том, что военнослужащий в отставке высадил саженцев фруктовых деревьев.

В Обкоме его обвинили в том что он опубликовал похвальную статью о военнослужащем, который якобы окулачился, ему говорили, что это статья кулацкая. Заявляли Вы партийным и советским органам о неправильных действиях мужа и его высказываниях о неправильных действиях Соловьёва? Я не знала, что в действиях мужа и Соловьёва крылись какие-то преступления.

Неприятности, о которых говорил муж, как с ялтинской статьёй, я относила к недостаткам в его работе. Поскольку7 муж делился с Вами по служебным вопросам, Вы не могли не знать о его преступной деятельности.

Расскажите откровенно о его преступной деятельности. Какую преступную работу проводил муж, я не знаю. После того как сняли Соловьёва с работы, мужа вызвали в Москву, вернувшись оттуда он говорил, что он и другие работали с изменником Родины. В таком же духе велись допросы и дочери Лидии. Дочь отвечала, что причин ареста отца она не знает. И второй вопрос о том, какую она сама проводила преступную работу против Советской власти, её ответ был, как и предыдущий, кратким: На следующий день, 9 июля, её вызвали на очередной допрос, где она давала показания, кем был её отец — Скрипчен- ко Лев Михайлович.

И до его ареста 18 декабря г. На вопрос о преступной деятельности отца, она ответила, что знает одно, что он арестован Советской властью, а за что — не знает, и добавила: На предложение назвать имена этих людей, обвиняемая сказала, что: Разумеется, ей были заданы вопросы о преступной деятельности её матери и её самой против Советской власти, на что Лидия Львовна твердо ответила: Аналогичный ответ она дала и в отношении самой себя: По делу Скрипченко матери и дочери допрашивались все обвиняемые, проходившие вместе с ними по этому же делу: Трофимова- Хованова, а также свидетели.

Всем им задавались одинаковые вопросы: Биографические очерки 19 нечно, в настоящем случае Л. Скрипченю, что им известно о преступной работе как осужденного редактора, так и его жены и дочери. На эти вопросы все допрашиваемые по поводу преступной деятельности семьи Скрипченю дали отрицательные ответы [7]. Несколько позже, 16 июля г.

На вопрос о преступной деятельности Льва Михайловича Скрипченю, она ответила следующее: Охарактеризуйте политическое настроение и поведение матери и дочери Скрипченю. Поведение и политическое настроение Феодосии Максимовны и Лидии Львовны я охарактеризовать не могу, так как встречалась с ними редко, дочь вообще знаю мало, так как она живёт в селе Черноречье Балаклавского района и на подобную тему с ней вообще не приходилось разговаривать.

Днём позже, 17 июля, допросили свидетельницу Веру Яковлевну Сивере, которая к тому времени уже два месяца жила в их квартире, не работала, была домохозяйкой. Да, так как уже два месяца живу у них на квартире.

Дочь Лидию Львовну вообще знаю мало, так как она живёт в селе Черноречье Балаклавского района. Какими были их политические и антисоветские настроения? Разговоров не слышала, недовольство Советской властью не высказывали. За что осужден Л. Итак, свидетели и проходящие вместе с ним по делу другие обвиняемые не дали показаний о преступной деятельности членов семьи, жены и дочери, Л. Какие же доказательства легли в основу обвинения родных Л. В деле есть постановление 1-го отделения Следственного отдела УМГБ Крымской области, судя по которому, в распоряжение отдела поступило уведомление о вручении почтовой посылки осужденному Л.

Скрипченю, отправленной его дочерью Л. Скрип- ченко 26 июня г. Скрипченю, высланной ему дочерью Л. Иными словами, ничего предосудительного, антигосударственного, контрреволюционного, враждебного советской власти в отношении двух женщин, кроме установления факта, что одна из них являлась женой, а другая дочерью осужденного, в ходе следствия не установлено.

Воздадим должное и многочисленным свидетелям, допрошенным по делу. Никто из них ничего дурного об арестованных не сказал. Тем более удивительным выглядит обвинительное заключение по делу: Скрипченю преступной работы и до его ареста обвиняемые по настоящему делу проживали вместе с ним и находились на его иждивении, а после ареста и осуждения поддерживали с осужденным письменную связь.

Это была явная фальсификация! Чтобы убедиться в лживости утверждения о признании обвиняемых и показаний свидетелей, достаточно было посмотреть материалы дела. Делал ли это прокурор — неизвестно, но обвинительное заключение им утверждено. И, как результат, — приговор. Подняли для проверки и документы репрессированных членов семей изменников Родины. Уже 31 декабря г. На следствии Скрипченко Феодосия Максимовна и Скрипченко Лидия Львовна подтвердили, что они являются первая — женой, вторая — дочерью Скрипченко Льва Михайловича, что до ареста они находились на его иждивении и проживали совместно с ним, после осуждения поддерживали с ним письменную связь и оказывали ему материальную помощь, но ни о какой преступной деятельности Скрипченко Льва Михайловича они не знали.

Материалов, которые бы изобличали Ф. Скрипченко в преступной связи первой со своим мужем, а второй со своим отцом — Львом Михайловичем Скрипченко, а также об их осведомленности относительно совершенных им преступлений, в деле также не имеется.

Скрипченко, как видно из материалов дела, были незаконно арестованы и осуждены. Полагал бы настоящее заключение вместе с архивно-следственным делом по настоящему обвинению Ф. Скрипченко поддерживали с Л. Скрипченко преступную связь, а лишь переписывались и оказывали материальную помощь. Не установлено также совершение Ф.

Осуждение их как близких родственников Скрипченко Льва Михайловича, осужденного за участие в антисоветской группе, является неосновательным. Мама тоже попробовала вытащить занозу, но только обломала ноготь.

Тогда я решился, прицелился как следует, с одного раза вытащил зубами здоровенную колючку и показал её окружающим. Мама тут же заставила меня прополоскать рот у фонтанчика для питья, а Кышу смазала лапу йодом, который почему-то оказался в её сумочке. Кыш оттого, что лапу защипало йодом, завопил ещё сильней, но быстро замолчал, прошёлся на трёх лапах, потом осторожно ступил на раненую, проверил, не очень ли больно на неё ступать, прохромал метров пять и вдруг, наверно забыв про занозу, полетел со всех ног на лужайку и начал есть какие-то травки.

Старичок похвалил меня за то, что я оказал первую помощь раненой собаке. Потом мы стояли на краю высокого, крутого обрыва, и перед нами было море. Кыш жался к моей ноге, а я взял маму за руку и молчал, поражённый солнечной голубизной. И глаза у меня слезились от морского ветра. Он был так силён, что поддерживал нас, когда мы спускались с обрыва к морю.

Кыш первым подбежал к воде, лизнул её, фыркнул; в этот момент как раз набежала волна, но он ухитрился подпрыгнуть и отбежать. Отбежал, улёгся между двух камней и стал следить за волной. Он думал, что она с ним играет, но подойти поближе боялся. Мы устроили навес из простыни и пять минут загорали, ворочаясь с боку на бок.

Потом пять минут сидели под навесом, а уж когда у меня сил больше не было терпеть — так хотелось купаться, — пошли в море. Босиком по камешкам идти было больно. Я кому-то наступил на ногу, отскочил, испугавшись, в сторону и упал на дремавшую женщину.

Мама за меня извинилась. Я вошёл по пояс в воду, снова поскользнулся, упал, начал барахтаться и орать: Мама велела мне сесть и сидеть в воде на одном месте, пока она сплавает до оранжевого шара, и не нарушать тишины.

И это было здорово: Мама, доплыв до шара, помахала мне рукой и поплыла обратно, а Кыш так больше и не подошёл близко к морю. Вылезать из воды мне не хотелось, но мама сказала: Ужас как есть захотелось! Мы с Кышем сразу почувствовали голод: Когда мы вышли оттуда, я увидел, что Кыш успел подружиться с большим псом шоколадной масти. Но Кыш закрутил поводок вокруг дерева, а обратно раскрутиться не мог и тихонько тявкал: А пёс стоял над Кышем, доброжелательно виляя хвостом, и соображал, чего от него хотят.

Я отпустил Кыша с поводка. Он стал припадать на передние лапы, приглашая пса повозиться, потом рванулся с места, думая, что его будут догонять, потом вернулся и с удивлением посмотрел на невозмутимого пса: И между прочим, это пойнтер. Третий год здесь бродит. Мы его не обижаем.

Купите и скажите ему: Мама купила в ларьке две карамельки, а я сказал псу: Лежавший на асфальте пёс мгновенно вскочил на ноги, весь подобрался, подогнул одну лапу и стал похож на бронзовую собаку, стоящую на мраморной подставке на папином письменном столе. И на него засмотрелись прохожие — так он был красив в стойке и не казался в этот миг обрюзгшим стариканом. Постояв немного, он устало присел и поднял морду вверх: Я бросил ему две карамельки.

Он поймал их на лету, одну разгрыз, а другую положил около Кыша. И мне стало почему-то грустно, словно я час назад не радовался морю и не был счастлив, что приехал в Крым.

У мамы тоже был расстроенный вид. Кто-то ещё крикнул псу: Ваш мальчик ему понравился. Мама стала спрашивать у продавца, почему в магазине нет стирального порошка, а я увидел Федю Ёшкина, который рассматривал банки с масляной краской. Я подошёл и спросил: Профессор сказал, что у него хроническое голодание! Что же вы довели человека?

Он у вас тонкий, звонкий и прозрачный. Почему ты кричишь в магазине? Он же хотел есть, — сказала, подойдя, мама. Врач установил, — подтвердил Федя и спросил у продавца: Не всё ль тебе равно, что собираюсь красить. Кыш сидел на улице около входа, окружённый ребятами.

Среди них были двое мальчишек из пионерского патруля. Это они просили нас при въезде в Алупку уважать природу, не жечь в лесу костров и не сорить на пляже. Я спросил у неё, как правильно говорить: Она стала вспоминать, как папа много раз уходил утром на работу не позавтракав и как он ложился спать не поужинав, если в моём дневнике были двойки или замечания по поведению. Ведь папа таял буквально на наших глазах!

А Кыша я привязал к столбику на газоне. Мы на цыпочках зашли с мамой в седьмую палату. Папа лежал в чёрно-белой полосатой пижаме у окна и печально смотрел на завитки жёлтой колонны. Одна его рука безжизненно свисала с края кровати, другой он крутил пуговицу. Сестра-хозяйка сочувственно покачала головой. В палате, кроме нас, больше никого не. Мама молча села на стул и с большой болью стала смотреть на папу.

Папа глазами сказал мне: Мне тоже было его жалко, и я вспомнил, как он много раз говорил нам: Папа лежал, худой и небритый, и, улыбаясь из последних сил, смотрел то на меня, то на маму.

Объявления «Меня кто-то ищет?» в Днепропетровске

Потом он сделал попытку присесть, но не смог и, застонав, рухнул обратно на подушки. Но папа, к нашему удивлению, вдруг вскочил с кровати и строго спросил маму: С нами ехал который, — сказал. Я понял, что это кровать Феди. Погрозив кулаком, папа рухнул на кровать и захохотал, наверно вспомнив, с какой болью и жалостью мы с мамой на него смотрели.

Мои мускулы одрябли без движенья! Вот до чего меня довела умственная работа. Здорово кормят, — объяснил папа. В палату вошёл тот самый старичок, который учил меня любить тишину, увидел нас, снял очки, протёр их, надел, нагнулся и посмотрел под папину кровать. Я догадался, что он ищет Кыша, и успокоил его: Я выглянул в окно, свистнул, помахал ему рукой.

Вы понимаете, что ваш муж — жертва цивилизации? Он стоит на пороге гипертонии, атеросклероза, инфаркта и инсульта! Посмотрите на его тело! Я вас спрашиваю, где они? Старичок уставился на меня, я подумал, что он ждёт ответа и сказал: Они пропали от мыслей. Древние эллины думали не меньше нас, но они с громаднейшим уважением относились к своему телу. А вы, Сероглазов, к своему относитесь наплевательски! И вот — результат. Мадам Сероглазова, — тихо и почтительно сказал старичок маме, — я попытаюсь сделать из вашего мужа гармоничную личность.

Помогите мне в этом! Забудьте о нём на двадцать четыре дня! Не отвлекайте его от процедур. Сероглазов, почему вы лежите после обеда? Марш на тропу номер два! Папа быстро, как по тревоге, снял полосатую пижаму, надел спортивные брюки и выбежал из палаты. К морю небось пошли. В этот момент в палату вбежали две молоденькие медсёстры, крича: Профессор Корней Викентич по-прежнему тихо и вежливо сказал нам всем: За ним еле поспевали сёстры.

Мы одолели несколько лесенок, от которых за целый день у меня уже ломило ноги, и пришли на площадку, посыпанную толчёным кирпичом. Она была окружена кустами, подстриженными под шары. И на ней стояли белые фигуры трёх мужчин и одной женщины. К одной из фигур и подбежал Корней Викентич и грустно сказал: Мы подошли поближе и увидели прямо на животе Геракла два слова: Он только что был здесь! Он в стороне от глаз людских делает своё чёрное, грязное дело!

В этот момент на тропе номер два показался бегущий трусцой, как пони в зоопарке, папа. Мама, увидев его, засмеялась. Папа застеснялся и сменил бег на шаг. Он подошёл к нам и спросил, что случилось. Возможно, преступник и варвар среди отдыхающих. Я сегодня же всем сообщу об этом во время ужина. Папа посмотрел на слова: Это, по-вашему, лёгкие повреждения? Сёстры бросились за. Вдруг он обернулся, сказал папе: Носите в душе образ античного человека!

Папа помахал нам рукой. Ведь мы забыли про Кыша, — сказала мама. Просто я за него спокоен. И только я это сказал, как Кыш, как назло, залаял. По жалостному лаю я понял, что его кто-то обижает. Мы побежали и увидели картину, которая мне никогда не могла бы даже присниться: Кыш, прижав уши, поджав хвост от страха и сгорбившись, пятился на газоне за оградой от… павлина!

А настоящий живой павлин с распущенным хвостом, медленно вышагивая, наступал на Кыша. Я заспешил, когда увидел, что профессор Корней Викентич направился к Кышу, который снова разбудил тишину. Кыш виновато подошёл к маме. В окнах главного корпуса сразу показались весёлые лица отдыхающих.

Я потянул её за руку. По дороге домой я внимательно смотрел на деревья и на многих стволах видел и свежие и затянувшиеся, как рубцы, буквы, имена и фамилии.

А колонны, и скамейки, и перила белой беседки, из которой мы глядели на море, были исписаны и исцарапаны так, что на них не осталось свободного места. Даже синее небо реактивный самолёт размалевал белыми каракулями. Только море издалека казалось чистым и на скалах Ай-Петри не было видно ни имён, ни фамилий. И я никак не мог взять в толк, зачем люди это делают, зачем где попало оставляют свои имена?

Я спросил про всё это у мамы, но она ничего не смогла мне ответить. Вдруг я подумал, что нужно найти тех самых ребят из пионерского патруля и что-нибудь предпринять. А что именно, я сообразить не. Просто я почувствовал, что необходимо объявить войну варварам. Потом я спросил у мамы: Дерево было громадным, и его светло-зелёные ветви в тёмных пятнах извивались над землёй, как огромные удавы. Кошка ходила по ветвям, и над ней, словно опахала, с тихим шелестом покачивались лапчатые листья.

Мама извинилась за Кыша перед Анфисой Николаевной. Но та снова как-то странно улыбнулась и сказала, что кошка Волна постоит сама за. Я это чувствую, — спросила мама. Кто-то залез в огород. Знает, что они сейчас самые вкусные.

Я срезал сломанную мальву — красивый цветок, который раньше никогда не. Он был похож на ручной фонарик с десятком ярко-жёлтых огней, и цветы-огоньки снизу были большими, а наверху, на макушке, маленькими. И грустно, — сказала Анфиса Николаевна. Она сорвала несколько огурчиков и позвала нас ужинать.

Мама застеснялась и стала отказываться, но Анфиса Николаевна сказала, что мы её гости, а не дикари-квартиранты и что она предлагает нам по очереди готовить обеды, а деньги бросать в какой-то общий котёл. Обе женщины начали готовить ужин, а у меня ноги подгибались от усталости. Я сел прямо на прохладный пол, прислонился к стене, и мне захотелось написать моему самому лучшему другу Снежке письмо про Крым.

Я достал из своего чемоданчика тетрадку в косую линеечку и шариковую ручку с разноцветными стерженьками. Зелёным я решил написать про вечнозелёные кусты, деревья и склоны Ай-Петри.

Синим — про синее море, непонятно почему называющееся Чёрным. Жёлтым — про мальву, которую сломал похититель огурцов.

Российские сериалы

Красным — про солнце. А разноцветными словами я решил написать Снежке о павлине с великолепным хвостом. Я писал долго и до ужина и после, но письмо оставалось коротким, хотя было красивым. Тогда я добавил в него рассказ про то, как вытащил зубами занозу из лапы Кыша, и про то, что я видел самого сильного мужчину древнего мира, и что папа оказался жертвой цивилизации, а также попросил Снежку ответить мне, что такое цивилизация. Потом я сообщил, что Корней Викентич похож на Айболита, написал: Я вскочил с раскладушки, не сразу сообразив, где я нахожусь.

По дому взаправду носился смерч. Мы с мамой начали искать выключатель, чтобы разнять дерущихся животных. Тут смерч вылетел в окно. Я понял, что Кыш продолжает ночной бой с кошкой в саду. А в доме стало тихо. И в темноте к нам с мамой стал, хохоча, приближаться кто-то в длинной, до пола, белой одежде.

Всё во мне замерло от страха, мама, прижав меня к себе, дрожащим голосом спросила: Свет вдруг зажёгся, и мы с облегчением вздохнули, увидев хохочущую Анфису Николаевну в ночной рубашке. Немного погодя на подоконник с улицы, сверкая зелёными горящими глазами, прыгнула Волна, и я понял, что не ей, а Кышу на этот раз пришлось плохо. Волна, урча, кровожадно облизывалась и старалась стряхнуть с когтей клочки Кышевой шерсти. Кыш горько скулил под окном.

Я позвал его, он подошёл и встал на задние лапы. Я втащил его в дом и сказал: Она всё видит в темноте, ты же слепой и глупый.

Как найти человека по адресу, зная фамилию

И потрепали тебя справедливо. Мама посмеялась с Анфисой Николаевной, потом Волну заперли на терраске, Кыш забился под раскладушку, и мы опять легли спать. Можно, я прочитаю твоё письмо? Мама внимательно прочитала и снова спросила: Одно накладывается на другое. Иди умывайся, — сказала мама. Кыш из-под раскладушки сначала вылезать не хотел, но потом всё-таки вылез. Мы вышли вместе во двор. Волны нигде не было. Он донёс до Кыша её запах.

Кыш лёг на дорожку, прикинул что-то в уме и пулей полетел к сарайчику. И тут же Волна сиганула через весь огород на дерево, на старую чинару. А Кыш лаял под. Я тебя умней и не сдамся. Ты увидишь, как я тебя перехитрю! Голос её был взволнованным. На земле валялись три огурца, похожие на дирижаблики с жёлтыми пропеллерами. Анфиса Николаевна держалась за сердце.

Тут дело не в огурцах. Уж очень странно всё повторяется… Так странно… Ведь всё это уже было! В июне сорок второго года… Сначала он просто натаскал огурцов и обломал жёлтую мальву… да… да… а на следующее утро на этом же месте я нашла три обронённых огурца! Мы с мамой незаметно переглянулись.

И у меня частенько бывает ощущение того, что какие-то мгновения когда-то уже были мной пережиты! Вплоть до дня помню… вплоть до часа… И сломанная жёлтая мальва и три огурца на земле… Не с ума же я схожу в конце концов?

Пока меня не позвали завтракать, я внимательно осмотрел грядки и лужайку между ними и забором. Ведь должен был тот, кто лазил за огурцами, оставить хоть какой-нибудь след? А если он был не один, то тем. Я же помнил, как в одном фильме сыщик говорил другому сыщику, что не бывает преступника, не оставляющего следов, а бывают инспектора, этих следов не замечающие. И всё же ни одного следа я не нашёл. Словно похититель огурцов висел в воздухе над грядками.

Трава на лужайке была не примята, и в расщелинах камней ограды не виднелось ни крошки земли с ботинок. А перелезть через ограду ОН должен был обязательно, потому что калитка на ночь закрывалась. Тут меня позвали завтракать. Я вымыл руки, прошёл на террасу и сказал, увидев нарезанные кружочками огурцы, к тому же политые сметаной: Ведь на огурцах, наверно, были следы от пальцев преступника!

Ты приехал отдыхать и набираться сил. И лечить своё горло, — сказала мама. Но я так загорелся этим делом, что мне было не до еды.

Я обрыскал на коленках всю лужайку, осмотрел каждый камень, но ничего не нашёл. Но Кыш ленился, чесал нос лапой, ел травку и чихал. Ко мне подошла Анфиса Николаевна.